Наш первый спелеопоход

«Это было прошлым летом
В середине января…»

Наш выбор пал на Воронцовские пещеры. Было много различных «ЗА». Считаются несложными, в них обкатывают новичков, в Интернете можно найти большое количество информации, да и наши друзья и знакомые были там и видели все своими глазами. Потому несложно было собрать все воедино и начать подготовку к нашей поездке. По сути это был наш первый опыт более или менее серьезного выезда и подходить приходилось ко всему ответственно, так как нас ждала хоть и не полная, но неизвестность. И постоянно хотелось учесть все по максимуму и предугадать все возможные ситуации.

Начали мы с места нашего проживания. По созвону с неким господином Жорой, хранителем «Приюта», мы выяснили, что на все новогодние праздники у него будет стоять туристический клуб МИТХТ из Москвы и их будет аж 38 человек. Он посоветовал нам позвонить гиду Николаю, который обитает непосредственно у самих пещер. Колин номер мы узнали у Юрия Косорукова, за что ему отдельное спасибо. Коля объяснил, что у него есть небольшой домик с печкой и мы туда должны уместиться. Мы, естественно, согласились, так как вариант стоять в палатках был явно менее предпочтительным. Общим решением было не брать палатки вообще, а взять тент 4х5 м. на случай протечки крыши, хотя Коля уверил нас в том, что все нормально, можно не беспокоиться. Далее была сделана раскладка по продуктам и необходимому снаряжению, куплены билеты.

Как только я взял их в руки, я понял, что уже еду. И эта мысль поселилась в моей голове на целый месяц. И каждый день она напоминала о том, что нас ждет впереди. А ждали нас почти 8 дней новых впечатлений и неизведанных ощущений. Но обо всем по порядку.

Я не помню как я прожил последние дни перед отъездом, но работать не хотелось совершенно. Постоянно что-то перепроверяли, перепродумывали, сверялись с информацией, поглядывали на погоду. И вот он — вечер перед отъездом! Мандраж, упаковка рюкзаков, проверка и…. Утро, поезд, Мы ЕДЕМ! Всё, мысли ушли, голова расслабилась, все что забыто, то забыто. Теперь нужно смотреть вперед и только вперед! Ехали мы двумя группами по 4 и 5 человек. Первая прибывала 30 декабря, вторая 31 декабря.

 

30 Декабря. «Заброска»

Утро в поезде. Как прекрасно проснуться и увидеть в окошке море! Голубая вода и рассветное солнце после замерзшей Москвы выглядели просто сказочно и волшебно!

Хоста. Мы стоим на перроне, а поезд уползает дальше в сторону Адлера. Не замечая веса рюкзаков, мы побежали к морю. Соленая вода, как может быть сладок ее вкус!

 В голове постоянно крутиться мысль: «30-е декабря!!!».

Побережье встретило нас солнечной погодой и положительной температурой градусов в десять.

Найдя остановку нужного нам автобуса, мы узнали, что следующий рейс через два часа и у нас есть время позавтракать. Мы перекусили в небольшом кафе местной кухней и  отправились в путь. Еле втиснув наши обвешенные рюкзаки в небольшой автобус и оплатив проезд еще и за них, так как они по месту занимали объем минимум одного человека, мы помчались на неимоверной скорости по горным серпантинам. Каждый раз, когда мы в миллиметрах разъезжались со встречными машинами, возникал только один вопрос: «Как? Как они это делают?» Но на ответы не было времени, глаза постоянно рыскали по сторонам. Горы, обрывы и овраги, как же это прекрасно.! А в голове: «30-е декабря!!!»

Конечная. Деревня Воронцовка. Выгрузив наших «наспинных друзей» и отпустив автобус, мы оказались в почти полной тишине. Местные жители сразу признали в нас людей, направляющихся в пещеры и подсказали дорогу.

Контрольный отзвон Коле: «Мы прибыли, идем!» Вежливо отказавшись от предложения нас встретить и накинув на себя рюкзаки, мы пошли по асфальтовой дороге. Я представляю, какие у нас были лица. Это был первый опыт хождения под рюкзаком с такими, хоть и небольшими, перепадами высот. Каждый подъем, выплывающий из-за поворота, увеличивал вес рюкзака. Я понимаю, что людям, которые выезжают куда-то постоянно, смешно это читать, но первый опыт есть первый опыт. До этого мы ходили под рюкзаками только по Подмосковью и максимум на километров десять. Здесь же нужно было пройти всего три. И может быть это нас и расслабляло изначально. Но вот под ногами асфальт сменяется гравием и дорога уходит в сторону леса.

Вверх, вверх и вверх. Глаза не успевают смотреть по сторонам и не видят красоту, которая нас окружает.

А видят они только дорогу и ноги.

Наконец, мы добрались до автостоянки. По нашей информации нам оставалось триста метров по выложенной камнем дорожке, и мы у входа. Сбросив рюкзаки, мы налегке пошли на разведку. Последний подъем в горку — и открывается вид на домики гидов, на родник, ноги уже несут нас вниз, и вот слева из-за скалы выплывает вход в Воронцовскую пещеру, грот «Прометей».

Это был лучший подарок после нашего пешего перехода. Пещера взирала на нас своим открытым жерлом и в этом чувствовалось неспешность и спокойствие. Мы добрались!

Внизу у домиков нас встретил Коля — местный егерь, гид, да и просто хороший человек. Мы сбегали за рюкзаками и сгрузились в наш маленький и очень уютный домик. В домике была небольшая печка буржуйка, которая была впоследствии кем-то нежно названа «Наташа». Заготовили дров на ночь и сразу на следующий день, отзвонились второй группе, что добрались и разместились. В компании с нами жили два местных «террориста»( так их назвал Коля), два представителя семейства кошачьих: Лизка и Жумар. Мы сразу решили наладить с ними контакт и накормили их остатками рыбного супа.

Потихонечку начали разведывать местность и обживаться. Яркое солнце играет по листве бликами, огромные деревья увиты плющом, вся природа как с открыток и фотографий! Было ощущение, как будто попали в какую-то компьютерную игру и весь этот мир нереален. А в голове по-прежнему: «30-е декабря!!!»

31 Декабря. «Новый Год»

Ночью температура упала до нуля, и утро началось с растопки «Наташи». Согревшись, позвонили второй группе. Все нормально, ребята уже были в Хосте и выдвигались к нам. Позавтракав, мы решили пойти им на встречу и прогуляться, чтобы насладиться теми красотами, которые вчера под рюкзаками мы просто не видели. Как же легко идти, просто идти. Мы пролетели треть вчерашнего пути быстрым шагом  под горку, по ощущениям, минут за десять. В лицо светит солнышко, вдали виднеются горбатые вершины. Сказка вернулась! Ребят мы встретили на середине пути от Воронцовки, они взяли небольшой минивен до автостоянки у пещер. Мы объяснили, где нас ждать и отправились в обратный путь, попутно заглянув на местную пасеку за медовухой и хурмой. Сладкий, слегка приторный вкус волшебного напитка дополнил ощущения нереальности происходящего.

Добравшись до стоянки, помогли ребятам донести часть вещей до домиков, объяснили что к чему и начали готовить новогодний стол на вечер. Новогодний стол! По погоде на улице поздняя осень или ранняя весна, светит солнце, и днем можно свободно ходить в легкой куртке, а на календаре 31-е. В этот же день к Коле приехали его сочинские друзья Костя и Слава, опытные бывалые спелеологи. Недалеко от наших домиков встали лагерем спелеологи из Воронежа.

Салаты порезаны, стол накрыт, бокалы полны. На первое января выходов не планировали изначально, потому можно было расслабиться и отдохнуть уже в полном составе.

С НОВЫМ ГОДОМ!!!

1 Января. «Знакомство и Разведка»

Улыбка. Улыбка растянулась на моем лице, когда я открыл глаза и осознал где я. Проснувшись, народ вооружился фотоаппаратами и пошел осматривать окрестности. С утра решили прогуляться по экскурсионному маршруту от грота «Пантеон» до грота «Прометей». Выложенная камнем дорожка со ступеньками и поручнями, позволяющая  ходить чуть ли не на каблуках, выглядела довольно привлекательно. Прихватив с собой фонари, мы начали спускаться в Пантеон. При включенном фонаре на спуске почти ничего не видно, слишком большая засветка с поверхности. Мы зашли за поворот и потушили фонари, чтобы глаза привыкли к темноте. Холодное дыхание пещеры и тишина… минут пять стояли безмолвно, глаза цеплялись за несуществующие образы и начинали рисовать картины залов. «Ну что, включаем?» — прошептал один из нас. Мы прозрели, диодный свет осветил небольшой зальчик и дорожку, которая уводила нас вглубь пещеры. Вообще весь экскурсионный маршрут занимает 450-500 метров. Торопиться было некуда и мы просто гуляли, любуясь красотами.

Ощущения были смешанные. Вдоль маршрута было проведено стационарное освещение, которое на данный момент не было включено, потому казалось, будто мы находимся в каком-то заброшенном здании или музее. Дорожка с поручнем ограничивала свободу и ставила как бы психологический барьер недоступности остального пространства. Мы посмотрели небольшое подземное озерцо и уже через два поворота увидели свет, падающий из грота «Прометей». Вот он, выход на поверхность.

Здорово! Выходим через неработающий турникет и калитку с табличкой «Вход в пещеру платный». Я мельком глянув на часы, понял, что нас не было на поверхности всего десять минут. Всего десять минут, а пещера уже начала затягивать и манить к себе!

Мы рассказали остальным о нашей прогулке, народ начал активизироваться, и в итоге через полчаса, немного другим составом мы стояли на дне Пантеона возле колодца, ведущего в сторону грота «Очажный».

Вдоволь налазившись по обвальным нагромождениям глыб, мы отправились в лагерь на обед. На завтрашний день был запланирован выход в «Лабиринтовую» — северную часть Воронцовских пещер. Но так как на месте уже не сиделось, мы приняли решение собрать разведгруппу из нескольких человек и пройти часть намеченного маршрута до «Зала Тишины», чтобы завтра не тратить время на ориентирование в начале пути.

Собравшись вчетвером и одевшись в наши новенькие, девственно чистые бело-голубые комбезы, мы отправились в путь.

Топосъемки с собой, контрольное время возврата на 20:00. Пробежавшись по экскурсионному маршруту до «Хода Жилина», ведущего в сторону Лабиринтовой, мы опять потушили свет и дали глазам привыкнуть. Ход Жилина — горизонтальный лаз, который то заставляет тебя ползти на брюхе по глинистым лужицам, то дает возможность гордо идти в полный рост. Пройдя несколько небольших зальчиков и переходов, мы уперлись в уходящий вниз неглубокий колодец. По нашей схеме это был путь в «Разгрузочный район». Мы поняли, что поворот к Залу Тишины мы прошли. Вернулись назад до глиняной горки. Она уходила под свод потолка и, казалось, смыкалась с ним. Но нас воодушевило огромное количество следов, больше походивших на ступеньки. Деваться некуда, нам явно нужно туда.

Я пополз на разведку. Забравшись на горку, обнаружил небольшое сужение и уходящий вдаль ход высотой 2-3 метра. «Есть ход! Поднимайтесь!» — крикнул я и стал ждать. Глаза бегают по сторонам, а темный ход так и манит пройтись по нему дальше, узнать, что там за поворотом. И тут я взглянул на себя и понял, что абсолютно не важно, какого цвета был комбез на поверхности, ведь под землей все, что одето на тебе, становиться одного цвета, цвета глины.

Мы пошли через ход под названием «Ход Верхний». Прошли через еще один небольшой глиняный спуск, уходящий в сторону Разгрузочного района.

Пока ждал остальных, преодолевающих препятствия, нашел место, где можно выпрямиться в полный рост, и встал. Взгляд устремился вверх, туда уходил вертикальный колодец высотой метров восемь и шириной метра полтора, с поворотом в сторону. Для того чтоб его увидеть полностью, пришлось закинуть голову так, что каска уперлась мне в плечо. Впечатлило.

И вот мы снова в сборе, спускаемся по завалам и глине в небольшой зальчик с ручьем посередине. Осмотрели и почти пришли к выводу, что это тупик, и мы заплутали! Один из товарищей решил проверить, куда ведет узкий лаз по ту сторону ручья. Есть ход! Мы устремились к этому лазу. «Я слышу людей!», — крикнул он. На этой фразе я немного оторопел, так как только начал заползать в этот вертикально-горизонтальный шкуродер и с трудом представлял себе там людей. Почти возле выхода из лаза мое лицо встречает незнакомые мне ботинки и голос:

— Доброго! Сколько вас там?
— Доброго! Всего четверо, — прокряхтел я, протискивая свое тело дальше.
— Вы куда?
— В зал Тишины.
— Тогда ползи налево, — ответили мне ботинки( лица я просто не видел).

Я начал протискиваться в щель, которая была слева. Выползая, я ничего не видел кроме непонятного «Звездного неба». Когда верхняя половина моего туловища выползла из лаза, я огляделся и понял, что на меня светит около дюжины фонарей-звездочек, находящихся на разной высоте. После этого узкого пространства такое количество людей воспринималось с трудом.

Финальный рывок, и я на свободе. «Свободно!», — крикнул я в шкурник. «Понял!», — гулко донеслось до меня. Я, ослепленный всем светом, что на меня был направлен в тот момент, стал пробираться наощупь и уже почти выполз за их засветку, как услышал истошный детский крик: «БЕЛЫЕ САПОГИ!!! Смотрите, белые сапоги!». И вновь на меня смотрело все звездное небо из фонарей, а я, ослепленный, улыбался в ответ.

Да, на мне были белые резиновые сапоги, купленные со словами: «А почему бы и нет? Пусть будут белые». — В дальнейшем они стали нашим маркером-определителем.

В группе, которую мы встретили, было много юных спелеологов, они что-то бурно обсуждали, говорили своими тонкими детскими голосами и просто с неимоверной скоростью проскакивали в шкуродер, из которого я рождался две минуты.

На меня уже никто не светил и я решил оглядеться. Я задрал голову вверх и увидел там… Ничего я там не увидел. Свет фонаря просто пропал в темноте. Я включил максимальный режим и чуть не упал. Я стоял в огромном зале: метров тридцать в высоту и в диаметре казалось не меньше пятнадцати. Объем. Просто потрясающий  объем, особенно на контрасте с узким и длинным привходным шкуродером. И в этот момент я понял, что оно того стоило. Вот он! Зал Тишины, во всей своей красе. Это был самый классный подарок того дня. Наша цель была выполнена, мы добрались и теперь уже точно знали путь сюда.

Выждав немного времени, чтобы не упереться в хвост большой группе, мы двинулись на выброску. Обратный путь занял гораздо меньше времени, и минут через двадцать мы уже вылезали из Жилина, на экскурсионный маршрут. На поверхности было уже темно. На выходе из Прометея мы встретили группу с детишками:

— О! Белые сапоги. Чего-то вы быстро? Нагулялись?
— А мы так, на разведку. Завтра основной выход.

Перекинувшись несколькими фразами, мы пошли в лагерь. Первый вопрос, который нам задали наши товарищи: «Ну как?», — и мы наперебой бросились рассказывать свои ощущения от нашей прогулки. Сколько было эмоций в наших рассказах! У всех горели глаза, и, думаю, мы дали хороший положительный заряд на завтрашний общий выход в Лабиринтовую. Засыпал я, как и просыпался, с улыбкой на лице.

2 Января. «Лабиринтовая» или «Как пачкаются комбезы»

 

«Так проснитесь же, мистер Фримен…

 Проснитесь, вас снова ждут великие дела»

(G-man, Half-Life 2). 

Выход назначен на 11:00 в составе семи человек. Костя и Слава, наши сочинские друзья, любезно предоставили нам свою подробную топосъемку, (наши были менее информативны). Подсказали маршрут, объяснили, как обойти колодцы, резкие спуски и пожелали нам удачи. Мы позавтракали, закинули с собой по сникерсу и отправились в путь.

Семь человек уже не разведгруппа и скорость перемещения гораздо ниже. Мы поставили себе цель погулять и добраться до «Египетского кольца», пройти его и вернуться назад. Контрольное время возвращения на 21:00.

Ход Жилина, ход Верхний, вновь наклонная шкура, и вот я опять стою и любуюсь просторами зала Тишины. А что дальше? И сердце опять начало биться чаще, а пещера манит и зовет за поворот.

Путь наш лежал на спуск по очередной глиняной горке, уходящей как будто в никуда. Начав спускаться по нему, мы увидели внизу ручей. Пройдя немного вверх по течению, мы вышли в зал под названием «Сталагмитовая Галерея» или проще «Сталагмитка». Это большой, вытянутый зал с коварным наклонным глинистым полом. Скользкая почва под ногами постоянно пытается утащить тебя в сторону, но это дополнительное препятствие, наоборот, заставляет тебя идти дальше. Пещера показывает свой характер, и вновь ты чувствуешь ее силу и мощь, она дает тебе возможность побывать в ней, посмотреть на ее красоты, но постоянно напоминает тебе, что ты лишь в гостях.

Сталагмитов, к сожалению, осталось не так много. По рассказам других спелеологов, огромное количество было кем-то сломано, спилено и вынесено на поверхность. Многие обломанные сталагмиты до сих пор так и лежат на глине. Глядя на это, становиться немного грустно и возникает один вопрос «Зачем?». «Мы ничего не приносим в этот мир и ничего не можем из него унести…» (Стивен Кинг. Долгая прогулка).

Пробравшись через «Сталагмитку», мы вышли к «Медвежьему району» (в нем спелеологи находили кости пещерного медведя)

Наш путь лежал дальше через ход под названием «Метро». Это низкий, довольно узкий лаз с почти идеально круглым сводом, проточенным водой. Наш «поезд» по щиколотку в воде, гусиным шагом пробирался вперед, сапоги так и норовили остаться в глине. Ход начал расширяться и превратился в довольно высокий меандр, некоторые места которого приходилось преодолевать в распоре между его стенками. Мы добрались до развилки между ходом «Глинистый» и «Обвальным» залом, про которую нам рассказывали Костя и Слава. Чтобы не преодолевать колодцы Обвального, мы свернули в сторону Глинистого хода и стали пробираться дальше.

В некоторых местах становилось немного не по себе от высоты навалов, через которые приходилось лезть. Сразу на повороте предусмотрительно были натянуты небольшие горизонтальные перила, (отдельное спасибо человеку, натянувшему их). Это облегчало задачу. Пробираясь по Глинистому ходу, мы шли уже вдоль по течению, на спуск. И, наконец, через небольшую вертикальную узость мы выбрались в Главную галерею — высокий меандр, по которому течет довольно быстрый ручей. Шум воды заставлял повышать голос, чтобы переговариваться с товарищами. Далее наш путь лежал на север, снова вверх по течению, на подъем.

Меандр, меандр, меандр… Извилистое русло подземной реки петляло, как будто было нарисовано кистью художника. Первым нашим препятствием стал навал под два метра,  на  котором тоже болтался кусок веревки, (еще раз спасибо тому, кто ее там привязал).

Преодолев его, вновь оказались в русле. Меандр расширился и стало немного просторнее. Вторым нашим препятствием была лужица, глубиной чуть выше колена, преодолевая которую двое, включая меня, залили сапоги. Оправданием служило лишь то, что на руках у обоих были наши прекрасные спутницы, и потому нам не было обидно.

Вот и развилка, на которой нам нужно повернуть направо и мы окажемся в Египетском кольце. Немного вверх по завалу и ход превращается в длинную шкуру с глиной и камнями.

Когда ползешь за кем-то, любая шкура начинает казаться бесконечной. Поэтому я так и не могу точно сказать, какое расстояние мы преодолели, так как на обратном пути я тоже находился в середине группы. Большой и вытянутый зал стал завершением нашего горизонтального путешествия.

Снова завалы, снова коварная глина, и вот мы доходим до сужения зала в сторону хода «Лагерного», слева от нас должен быть ход в закольцовку. Здесь когда то стоял ПБЛ и мы тоже решили устроить привал.

Привал, как много в этом звуке! Я скинул каску и извлек оттуда Сникерс, который периодически катался по моей голове в процессе нашего движения. Этот вкус, ммм… Никогда шоколадка не была такой вкусной и заслуженной!

Немного передохнув, мы начали искать лаз в сторону Египетского кольца. Обнаружили небольшую узость. Разведка показала, что ход есть, и мы, обрадованные этим фактом, пошли вперед. По левую руку от нас красовались натечные образования, причем, чтобы их увидеть, нужно было зайти за поворот и оглянуться. Снова завалы, снова глина, мы идем вперед.

Через несколько минут мы уперлись в тупик. Как нам позже сказали: «Там же очевидный поворот!». Но мы, видимо, уже были вымотаны и просто его не увидели. Чуть позже я пожалел о своей невнимательности, но в тот момент хода я не видел.

По общему состоянию группы стало ясно, что нам пора возвращаться. Закольцовку оставили на следующую заброску и отправились в обратный путь.

На повороте из Главной галереи в Глинистый, кто-то с улыбкой обронил фразу: «По-моему, воды было меньше!» И тут же я увидел приток в ручей, которого «не было», хотя сейчас я понимаю, что он, конечно же, был. Но тогда стало не смешно. Картину дополнила еще и мутная вода в ручье, явный признак паводка. Нас хорошенько ускорила эта новость, и до половины Глинистого шли на нервах, пока не увидели абсолютно чистую воду, спокойно текущую у нас под ногами. А шли мы вверх по течению. Меня осенило! Видимо, сказалась усталость. Мутная вода была от наших же сапог! До поворота на Глинистый мы шли вниз по течению. И, видимо, наша скорость движения опережала скорость течения ручья. Отлегло. Шли уже спокойно, но нервы пощекотало.

Метро, Сталагмитка… Далее высокая, уходящая под потолок глиняная горка в зал Тишины. Снова шкура. Она стала почти родной и пролеталась гораздо быстрее, чем в первый раз. Ход Верхний, ход Жилина и вот мы снова в Прометее!

Вернулись за 2 часа до контрольного времени, все отлично. Обратный путь дался нам намного легче по ориентированию, но физически вымотал. На улице еще светло.

Счастье есть! Это было здорово! Приятная усталость по телу. События дня начинают потихонечку укладываться в голове, перевариваться. Все делятся впечатлениями от увиденного. К ужину присоединились наши соседи Слава, Костя и Коля. Мы рассказали им про нашу сегодняшнюю прогулку. Пока сидели за столом, Костик и Слава предложили нам завтра сгулять в «Долгую». Мы, конечно, согласились на такое заманчивое предложение. Выход был назначен на 11:00.

3 Января. «Долгая»

Пасмурное утро. Поднялись в 10:00 и стали собираться. В итоге сформировалась группа из пяти человек: cочинцы Слава и Костя, плюс трое наших, включая меня. Выход на 11:00. Контрольное время возвращения 18:00.

Вышли из лагеря и направились вверх по склону в сторону Долгой. Заглянули к воронежцам, они стояли палаточным лагерем на верхней площадке, пообщались немного. На всякий случай мы сообщили куда направляемся и наше контрольное время. А дальше вверх, вверх и вверх, пробираясь по руслу ручья.

Вчерашняя прогулка по Лабиринтовой довольно быстро дала о себе знать, запыхались быстро, но уперлись рогом и гребли по завалам. Спустя минут пятнадцать, (расстояние сложно определять — всё считали временем), свернули с русла и пошли уже по склону холма, который забирал правее. Еще минут десять косогора и вот она, воронка. Честно, если б не наши сочинские товарищи, залаз мы искали бы долго и не факт что нашли бы.

Вот он, волшебный камень и узенький коварный ход. Коварство его в том, что, заползая в него, ты выпадаешь в полость высотой метра два, и лезть надо, соответственно, ногами вперед. Но как только ты разворачиваешься на спуск, ты совершенно не видишь упоров. Тут сработал командный дух: ноги каждого спускающегося направлялись на нужные выступы. Один из самых интересных залазов на мою память. Далее идет спуск вниз. Руки сами находят уверенные зацепы, и весь этот спуск проходиться на одном дыхании, как будто ты бывал здесь не один раз.

После скользких глиняных горок Лабиринтовой здесь было очень чисто, нас окружал абсолютно белый камень, как будто его специально помыли перед нашим приходом. Далее шкура. По сути, это русло одного из притоков в основной ручей и ты просто ползешь по воде. Мы выползли в зал к развилке.

Сзади я услышал щелчок. Такое ощущение, что кто-то включил свет, и все вокруг ожило.  Это Костя поджег карбидку. Теплый свет наполнил зал, а свет своего фонаря я почти перестал видеть.

Передохнув, мы направились вниз по течению. Ручей играючи бежит под нашими ногами. Меандр. Огромный и, кажется, бесконечный меандр, с небольшими перепадами высоты, с водопадиками. Потолок визуально не опускается ниже пяти метров, а поднимается местами до пятнадцати и выше. Спустя десять минут хода название «Долгая» стало себя оправдывать. В один момент я подумал, что мы уже проходили здесь.

На протяжении всей прогулки пещера навевала ощущение чего-то чистого и непорочного. Сталактиты, свисающие где-то под потолком, к которым никто и никогда не прикасался и, надеюсь, не прикоснется. Здесь ты чувствуешь себя первооткрывателем, так как следов других людей почти нет — все смывается водой. И вот, спустя еще минут двадцать спокойного хода потолок начинает стремиться к полу, мы подходим к сужению. Это завершение нашего пути. Заканчивается Долгая непроходимым сифоном, который ведет в сторону пещеры «Кабаний Провал».

Мы сделали пару фотографий на память и отправились в обратный путь.

Опять меандр. Как не хотелось мне тогда, что бы он заканчивался — я готов был, идти и идти по нему. Где-то в середине обратного пути нас дружно повеселила стрелка, направленная в сторону выхода. Заблудиться здесь, кажется, просто невозможно. У развилки прошлись чуть выше по течению и сфотографировали висящего «Кальмара».

И вверх, на выброску! Какой же кайф был лезть по этому нагромождению снова. Вверх и вверх, еще глыба, еще, еще навал. И вот он, привходной лаз, ноги в распоре, нырок, и я уже вишу половиной своего туловища на поверхности.

Выползая из-под камня, я стал щуриться от дневного света. На поверхности сияло солнце. Оно ярко било по глазам, я выбрался из воронки и сел на землю. Счастье! Непонятное чувство восторга внезапно нахлынуло. Один из нас тогда сравнил эту пещеру с младенцем, я полностью с этим согласен. В ней есть что-то доброе, радостное, игривое…

Все о чем-то говорили, и у всех сияли улыбки на лицах. Мы обратили внимание на чистоту наших комбезов. Просто пока ползли по ручью, с них смыло остатки вчерашней глины из Лабиринтовой.

Еще фото на поверхности, и мы направились в сторону лагеря.

Тогда я впервые почувствовал, как пещера смещает у меня внутренний гироскоп. Я шел по склонам как будто по абсолютно ровной поверхности и удивлялся, почему периодически поскальзываюсь.

До лагеря добрались довольно быстро. С горы — не в гору, вернулись в срок. По возвращении на столе нас ждал целый кан горячего чая, спасибо ребятам.

Я скинул каску, сел за столик и выдохнул. Да, это стоит того, чтобы жить! Спасибо! Огромное спасибо нашим сочинским друзьям за Долгую. Еще одним из прекрасных ощущений того дня была вымытая голова! Это поставило жирную точку в марафоне радостных эмоций.

Вечером, попрощавшись с нами, Слава и Костик уехали. Мы обменялись контактной информацией и пообещались держать связь и не теряться. Остаток дня провели в разговорах о том, что было, и о том, что ждет нас впереди. А впереди нас ждал «Кабаний Провал».

4 Января. «Кабаний Провал» или «Как катаются стопы»

Пошел снег, скорее даже снег с дождем. Выход на 11:00 в составе семи человек. Кольку попросили сходить с нами, показать и рассказать, что к чему. По уточненной информации навеска на Кабаньем должна висеть еще целый день, снимать ее будут только к вечеру.

Собираем железо, проверяемся. У нас получалось пять полных комплектов на шесть человек. Один изначально не собирался спускаться по состоянию здоровья, но в итоге нашел в себе силы. У Коли было свое железо. Шестой комплект слепили из того что было в наличии. Как оказалось, не хватало только педали и  поддержки кроля. Но репшнур еще никто не отменял. Итого шесть из шести. Все есть. Небольшой трансик на плечи и  выдвигаемся. Контрольное время возвращения 18:00.

Вновь заглянули к воронежцам в верхний лагерь, сообщили контрольное время и ушли вверх по руслу. Путь до Кабаньего был нам уже знаком — мы гуляли туда в один из дней, плюс он повторял часть пути до Долгой. Снег летел крупными хлопьями, но тут же таял, едва касаясь поверхности земли.

Спустя минут двадцать ходьбы по скользким камням мы вышли к Кабаньему провалу. По ощущениям он оказался гораздо ближе, чем в первый раз. Видимо, ноги уже приходились к местному рельефу.

Расчехляемся, накидываем железо, проверяемся. Все в норме.

Коля возглавляет наш спуск. Первая его фраза была сказана с улыбкой: «Я не знаю, как вы поедете на ваших стопах». Он снял с дельты стоп, встегнулся в веревку через свою спусковуху и скрылся в колодце. Я шел третьим. Я понял его сарказм, когда ко мне в руки попала мокрая и грязная веревка «калибра» 11 мм. Ну, или так мне показалось. Стоп, конечно, встегнулся, но ехать нормально он не очень-то и хотел. «Свободно!», — услышал я. Крикнул в ответ: «Понял!», спустил вниз транс на репчике, отвесился и стал плавно съезжать вниз. Вот и первая перестежка. «Свободно!». Карем был на грани, ходибельно, но коротковато точно. Перестегиваюсь, продолжаю спуск, глаза начинают привыкать к темноте. «Свободно!». Вот уже подхожу ко второй перестежке, снова коварный карем, перестегиваюсь и, при спуске к третьей, чувствую, что транс приземляется на небольшую полочку. Встаю, чтобы оглядеться и понимаю, что я нахожусь на краю многометровой пропасти, дна которой я пока не вижу. Сверху все еще виден отсвет от привходного колодца, но глаза уже привыкли к темноте и к свету фонаря. Слышу отдаленное: «Свободно до конца!» — Колька на дне. Вновь по всей трассе прокатывается поочередное «Свободно!». Докатываюсь до третьей станции и понимаю, что мне остается всего одна, и оба участка трассы идут чисто вертикально. Вот тут-то я и почувствовал высоту! Я вглядывался вниз и не понимал на какой я высоте, пока не увидел внизу колодца силуэт Кольки, освещенный карбидкой. В этот момент я почувствовал объем пространства и свою ничтожность по отношению к окружающему пространству. Спуск продолжался, стоп упорно не хотел нормально ехать по грязной веревке, но руки нашли нужный режим, чтобы не создавать рывков на станцию. Крайняя перестежка далась намного легче, свободно висящая бухта не ограничивала действий, как каремы. Вот я на дне, заветное: «Свободно до конца!»  Улыбка на лице и первая мысль: «Куплю решетку!»

Снизу спуск выглядит просто потрясающе!

На разном уровне в колодце висят фонари — похоже на огромный тоннель метро с освещенными пикетами. Вот все на дне. Контрольное: «Свободно до конца!». Скидываем железо, пакуем в транс и оставляем на дне колодца — далее нас ждет уже горизонтальное путешествие. Выдвигаемся. Узкий и постоянно петляющий меандр, за каждым поворотом которого перестаешь слышать впереди идущего. Всю прогулку по Кабаньему помню как в тумане. Возможно, сказывалось то, что это четвертый выход подряд и слишком большое количество эмоций просто не воспринималось мозгом.  Хорошо запомнилась дорога к месту под названием «Ход Зигзаг». Небольшой и очень высокий зал, с одной стороны которого почти идеально ровные отвесные стены. Один из нас назвал его «Стеной Саурона». А дальше идет проход в зал поменьше, но идет он через «винтовую лестницу». Как будто кто-то специально вырезал эту лесенку для облегчения подъема.

Кабаний провал — это длинная центральная галерея и большое количество тупиковых ответвлений от нее.  У нас была цель дойти до зала «ПБЛ», но по времени мы укладывались и потому могли позволять себе остановки на фотографирование. Вернувшись на центральную галерею, мы продолжили свой путь на запад.

Большие залы перемежались узкими обводненными меандрами, водную гладь которых старались обходить в распоре. Каждый раз, пробираясь над очередной ванночкой, вглядываешься и пытаешься понять какова ее глубина? Прозрачность воды сильно обманчива. Вообще в Кабаньем теряешься с объемами: издали любой объект кажется небольшим, но как только проходишь рядом, все вырастает в размерах и становиться просто огромным.  Я не заметил, как мы добрались до «ПБЛ». Довольно крупная площадка просто выплыла из-за поворота. По рассказам Коли здесь даже кто-то праздновал то ли день рождения, то ли новый год в количестве тридцати человек. Немного передохнув, мы двинулись в обратный путь, да и время начало поджимать. Мы немного протянули со спуском, потому дали небольшой запас на подъем.

Обратный путь дался нам гораздо легче. Я замыкал нашу группу и в какой-то момент поймал себя на мысли, что просто иду за кем-то и все. Я нарочито перестал ориентироваться в пространстве, изредка оглядывался и любовался скрывающимися в темноте красотами. Колодец, вот и он. Остался только подъем, и мы на поверхности. До контрольного времени было около часа. Мы решили разделиться на две подгруппы по четыре и три человека. Первая четверка выходит и идет в лагерь, чтобы не мерзнуть, ожидая остальных. Я остался в тройке и замыкал ее. Первую группу мы попросили продлить нам контрольное время до 18:30, чтоб спокойно свернуть снаряжение и не спешить при возвращении. Пока ждал внизу, раз пять проверил свое снаряжение, перепаковал транс, перевязал репчик, чтоб было удобнее… Я прекрасно понял своего товарища который замыкал наш спуск — время тянется ну очень медленно, и периодически по колодцу раздается заветное «Свободно!».

Вот и до меня дошла очередь, перестежка свободна, встегиваюсь и начинаю подъем. Шаг за шагом иду по веревке. И вот я уже вижу свет с поверхности. Ненадолго зависнув на полочке, оглядываюсь на уходящий вниз колодец, и становиться немного грустно. Я не говорю «Прощай», я говорю «До скорых встреч! И Спасибо!». Крайняя перестежка! «Свободно до конца! Все!», — эти две фразы были моей мечтой. Выйти из пещеры и сказать их громко и четко, и при любых дальнейших походах я буду делать все, чтобы они всегда звучали.

Собрав снаряжение, и покидав его в транс, мы отправились в сторону лагеря. Время было 17:50, мы успевали даже на наше изначальное контрольное время.

В лагерь воронежцев мы вошли в 18:01. Ребята приняли наши извинения за просрочку в одну минуту и от души напоили нас горячим чаем. Как приятно общаться с увлеченными людьми, особенно когда увлечения совпадают. Вообще за все время нашего спелеопохода было очень приятно встречаться с другими группами. Всегда находится время пообщаться и узнать что-нибудь новенькое для себя, обменяться опытом. Начинаешь чувствовать себя частью большого спелеобратства. Мы посидели минут двадцать и отчалили в наш лагерь.

За ужином обсуждали планы на завтра и обговаривали возможность сходить в южную часть Воронцовской системы в сторону грота «Очажный». После сегодняшнего выхода настроение было бойким, но ноги, да и все тело начали давать о себе знать. У нас оставался один полный день, 6-го числа мы сбрасывались в 12:00. Решили, что «утро вечера мудренее» и окончательно определимся завтра. Поужинав, я добрел до домика и залез в спальник. Я еще раз прокрутил в голове все события дня. Мысли несли меняя куда-то по Кабаньему провалу, дальше и дальше. Спал я, как говориться, без задних ног.

5 Января. «День Тюленя»

С утра было принято общее решение никуда сегодня не забрасываться, и этот день был ознаменован как «День Тюленя». Все время было полностью посвящено отдыху и обмену впечатлениями от предыдущих свершений.

Погода слегка улучшилась, но после вчерашних осадков в пещеру пошла вода. А на Воронцовку вместе с ней, казалось, хлынул поток туристов «матрасников», желающих посмотреть на подземные красоты. Генератор работал почти весь день и освещал экскурсионную часть пещеры. Колька периодически убегал от нас водить экскурсии. К одной из них мы и присоседились, и это стало украшением дня.

Подсвеченная пещера воспринимается совсем иначе, особенно это ощущение дополняется шумом ручья. Как нам потом сказали: «Ребят, да это не вода. Вода — это когда перила сносит!».

Огороженные проходы с каменистыми выложенными дорожками, выглядят как в музее.

В памяти остался момент, когда Колька рассказывал группе про ход Жилина и куда он ведет. Экскурсанты приседали, чтобы лучше рассмотреть ход и с удивлением спрашивали: «Это туда надо лезть?» А мы стояли и понимали, сколько же там еще за этим лазом залов и красот. Мы и половины, наверное, не обошли за этот выезд. Мы всю экскурсию улыбались, встречаясь взглядами с Колей. Это была добрая улыбка, которая не сходила потом остаток дня.

Вечер отвели на предварительные сборы, сброску назначили на 12:00.

6 Января «Сброска»

Утро сборов. Каждый раз удивляюсь, сколько может влезть в рюкзак. В 12:00 отправились в путь до деревни Воронцовка. Колька забрал часть ребят и часть рюкзаков на машине. Мы шли пешком под горочку и любовались вершинами.

Светило яркое солнышко, как в первый день, когда мы только поднимались сюда. На душе было и радостно, и грустно одновременно. Как же здесь красиво! И не хотелось, чтобы эта извилистая дорожка заканчивалась, хотелось идти и идти.

До Воронцовки мы дошли минут за сорок, наверное, хотя и не спешили. Вот и подъехал наш автобус, рюкзаки загружены. Время прощаться. Но я знаю, чтомы сюда еще вернемся. Я вновь говорю: «До скорых встреч!». Автобус трогается, мы машем руками нашим провожающим и снова мчимся по горному серпантину. А в голове космос. Не верится, не верится в происходящее и в произошедшее. Вообще все то, что было, всплывает в моей памяти кусками, урывками и кажется прекрасным сновиденьем. Как будто это было не со мной, а с кем-то другим, и мне об этом рассказали.

Мы добрались до Хосты и сбросили вещи на вокзале. До поезда оставалось около четырех часов, мы разбились на четыре группы и по очереди дежурили у рюкзаков. Пока мы гуляли по Хосте, мы постоянно встречали знакомые лица. Я не понимал, откуда я знаю всех этих людей. А это просто оказывался кто-то из воронежцев или ребят из МИТХТ. Праздники заканчивались, и все, кто приезжал на Воронцовку, мигрировали в Хосту. Да и вообще, как сказал кто-то из ребят из Воронежа, описав в воздухе квадрат: «Земля-то круглая!» Мы напоследок обменивались со всеми новыми знакомыми телефонами, почтами и прочими контактами. Узнавали, кто и куда собирается в ближайшее время. А душу саднило: как же не хотелось уезжать.

Но вот мы уже заскакиваем в вагон нашего поезда, распугивая соседей рюкзаками, распихиваем по всем полкам и углам наши вещи. Поезд тронулся. Я ехал и смотрел в окно на море, на январское море, и было ощущение, что на этом наше путешествие закончилось. Ведь дальше нас ждала снежная зима, зима в огромном городе, где так много людей. Но душу грело то, что есть в этом мире еще одно место, где тебе будут рады. Да и вообще не стоит забывать что: «Земля-то круглая!»

 

(c) Кузнецов Алексей «Копна»

 редактор и муза

Кузнецова Татьяна «Аврора»

Январь 2013.